Решение по делу №22К-237/2021 от 20 января 2021 г.

Постановление

Судья ФИО4 Дело № 22-237

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

город Иваново 21 января 2021 года

Ивановский областной суд в составе:

председательствующего Герасимовой С.Е.,

при секретаре Кильчицкой М.А.,

с участием

прокурора Астафьева Р.Г.,

адвокатов Семеновского В.Б., Кокина А.В.( ордера соответственно: , ),

обвиняемого ФИО1, с использованием систем видеоконференц - связи,

рассмотрев в открытом судебном заседании 21 января 2021 года апелляционные жалобы обвиняемого ФИО1 и адвокатов Семеновского В.Б., Кокина А.В. (наименование органа прокуратуры, фамилия, инициалы прокурора)на(приговор или иное обжалуемое судебное решение) постановление судьи Тейковского районного суда Ивановской области от 26 декабря 2020 года, которым

ФИО1,

<данные изъяты>,

обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на 1 месяц 18 суток, то есть до 14 февраля 2021 года, с содержанием в <данные изъяты>.

установил:

14 декабря 2020 г. старшим следователем Тейковского МСО СО СУ СК РФ по Ивановской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ в отношении ФИО1, по факту того, что 7 октября 2018 г. ФИО1, находясь вблизи кафе, расположенного <адрес>, будучи недовольным действиями ФИО2, используя малозначительный повод для ссоры, действуя из хулиганских побуждений, произвел из травматического пистолета не менее одного выстрела в сторону ФИО2, тем самым желая его запугать, после чего приставил пистолет к голове ФИО2, высказав ему угрозу причинения вреда здоровью, нанес ему не менее одного удара ногой в область живота, от чего ФИО2, испытав физическую боль, упал на землю, далее ФИО1, действуя совместно, по предварительной договоренности с неустановленными лицами из числа своих знакомых, вышедших из кафе, стал избивать ФИО2, нанеся последнему многочисленные удары руками и ногами по голове, туловищу, конечностям. В результате действий ФИО1 и неустановленных лиц ФИО2 упал на землю, а нападавшие зашли в кафе( л.д. 4).

В соответствии со ст.ст. 91, 92 УПК РФ ФИО1 по делу не задерживался.

Следствием представлены документы о том, что 21 декабря 2020 г. ФИО1 был допрошен в качестве подозреваемого ( л.д. 26-31), 21 декабря 2020 г. ему было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ( 32-38).Процессуальные действия проведены с участием адвокатов по соглашению. Выводы, касающиеся указанных документов, приведены в решении ниже.

24 декабря 2020 г. старший следователь Тейковского МСО СУ Следственного комитета РФ по Ивановской области обратился с ходатайством в суд об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого ФИО1, не судимого, на срок предварительного следствия, до 14 февраля 2021 г.Свое ходатайство следователь мотивировал тем, что имеются основания полагать, что ФИО1 может продолжить совершать преступления, скроется от следствия, сможет воспрепятствовать следствию путем сокрытия или уничтожения доказательств, поскольку ранее трижды привлекался к уголовной ответственности, в том числе и по ч. 2 ст. 213 УК РФ, отбывал наказания в местах лишения свободы, инкриминируемое деяние совершено в составе группы, фактическими обстоятельствами деяния, изложенными в обвинении, начальным этапом следствия, ФИО1 создает себе алиби, преступление совершено в условиях неочевидности.

Обжалуемым постановлением Тейковского районного суда Ивановской области от 26 декабря 2020 г. в отношении обвиняемого ФИО1 ходатайство следователя удовлетворено. ФИО1 избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на 1 месяц 18 суток, то есть до 14февраля 2021 г, по тем основаниям, что ФИО1 может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от следствия, не согласившись при этом с доводами следствия о том, что обвиняемый может препятствовать производству по уголовному делу путем сокрытия или уничтожения доказательств.

Сторона защиты не согласилась с указанным судебным решением, в апелляционных жалобах ставит вопрос о его отмене, освобождении ФИО1 из- под стражи.

В апелляционной жалобе адвокат Семеновский В.Б. ссылается на следующее:

- ранее, 23 декабря 2020 г. ФИО1 по данному делу была избрана мера пресечения в виде подписке о невыезде и надлежащем поведении, которую он не нарушал, но 26 декабря 2020 г. руководителем Тейковского МСО СУ СК России по Ивановской области ФИО5, не входящим в состав следственной группы, данное постановление было отменено. Защита полагает, что постановление было отменено потому, что 26 декабря 2020 г. ФИО1 должен был быть освобожден из следственного изолятора по другому уголовному делу, где обвинялся по ч. 2 ст. 105 УК РФ и которое было возвращено судом прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Отменяя постановление следователя, руководитель следственного органа допустил нарушение УПК РФ, так как отменил его не в связи с его незаконностью и необоснованностью, то есть не в рамках осуществления процессуального контроля и пресечения незаконных действий следователя, а подменяя следователя, что является незаконным;

-то, что в отношении ФИО1 закончился срок действия меры пресечения по другому делу( обвиняется по ч 2 ст. 105 УК РФ) не может расцениваться обстоятельством, влекущим изменение меры пресечения по рассматриваемому делу;

-единственным основанием для обращения следствия с ходатайством является то, что по иному делу в отношении ФИО1 истек срок его содержания под стражей, где он содержался под стражей более двух лет, были допущены волокита и нарушения при расследовании, при том, что оснований для продления действия меры пресечения в виде содержания под стражей по обвинению ФИО1 по ч. 2 ст. 105 УК РФ следствие не усмотрело, но использовало надуманный предлог, возбудив спустя более двух лет уголовное дело по ч. 2 ст. 213 УК РФ ;

- обвинение следствием ФИО1 были предъявлено с нарушением уголовно- процессуального законодательства, следователь ФИО6 подлежал отводу;

- суд необоснованно учел, что ФИО1 является обвиняемым по уголовному делу, связанным с причинением смерти другому человеку" при обстоятельствах, схожих с рассматриваемым" делом, так как виновность ФИО1 не установлена, уголовные дела не соединены в одно производство ;

- суд оценивал действия ФИО1 не по обстоятельствам рассматриваемого дела, а по иному( ч. 2 ст. 105 УК РФ ), установив, что он ранее скрывался в рамках расследования последнего дела, что незаконно и необоснованно. При этом суд не учел того, что по иному делу ФИО1 не скрывался, а опасался мести со стороны близких лиц потерпевшего, при этом сам явился в правоохранительные органы и через короткий промежуток времени, то есть суд исказил фактические обстоятельства по делу ;

- данные о личности судом не учтены. ФИО1 не судим, имеет семью, двоих малолетних детей, работу. По рассматриваемому делу отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что он может скрыться или продолжить заниматься преступной деятельностью, поэтому оснований для удовлетворения ходатайства следствия не имелось.

Адвокат Кокин А.В., в дополнение к выше приведенным доводам, ссылается на то, что постановление суда не отвечает требованиям закона, представленные материалы не содержат конкретных сведений, указывающих на наличие достаточных оснований для избрания в отношении ФИО1 какой-либо меры пресечения. Данных, свидетельствующих о том, что именно ФИО1 причастен к деянию, предпринимал или намеревается предпринять действия, направленные на создание препятствий для осуществления расследования по делу ( скрыться, продолжить заниматься преступными действиями), органы следствия не представили. Сведения о личности обвиняемого ФИО1( постоянное проживание и осуществление трудовой деятельности на территории Ивановского региона, отсутствие судимости, наличие семейных отношений, устойчивые социальные связи, наличие супруги и малолетних детей) свидетельствуют об отсутствии у него намерения скрыться от органов следствия, воспрепятствовать расследованию иным образом.

Обвиняемый ФИО1 приводит в своей жалобе доводы, аналогичные приведенным выше. Ставит вопрос об отмене судебного решения.

Изучив представленные материалы, выслушав выступление участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Удовлетворяя ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей, суд сослался на обоснованность подозрения в причастности ФИО1 к преступлению, указанному в его обвинении, полагая, что об этом свидетельствуют : рапорт о доставлении ФИО1 в полицию, протокол осмотра места происшествия, изъятие оружия, допросы свидетелей- очевидцев - ФИО7, ФИО8, заявление ФИО2 о преступлении. Ссылаясь на указанные доказательства, суд не полностью раскрыл их содержание, которое, по мнению суда апелляционной инстанции, не содержит убедительных доказательств об обоснованности подозрения ФИО1 в причастности к преступлению.

Исходя из требований уголовно-процессуального закона, обоснованное подозрение предполагает наличие данных о том, что это лицо причастно к совершенному преступлению (застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; потерпевший или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление; на данном лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления и т.п.). Проверка обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению не может сводиться к формальной ссылке суда на наличие у органов предварительного расследования достаточных данных о том, что лицо причастно к совершенному преступлению. Судья обязан проверить содержит ли ходатайство и приобщенные к нему материалы конкретные сведения, указывающие на причастность к совершенному преступлению именно этого лица, и дать этим сведениям оценку в своем решении, перечислив документы. Вместе с тем, суд не привел их содержание с указанием обстоятельств, свидетельствующих о причастности ФИО1 к совершению инкриминируемого ему преступления.

Между тем, вопреки выводам суда, указанные судом документы, представленные следствием, убедительно не свидетельствуют о причастности именно ФИО1 к совершению инкриминируемого ему преступления. Так заявление, написанное ФИО2 07. 10 2018 г. ( л.д. 9), его объяснение от 7 октября 2018 г. ( оно также исследовалось, но судом его содержание не проанализировано и в основу судебного решения не положено, так как при его взятии потерпевший предупреждался об ответственности по ст.ст. 307, 308 УК РФ, то есть это не объяснение, а допрос, проведенный до возбуждения уголовного дела, л.д. 15) содержат указание о совершении преступления неизвестными для потерпевшего лицами, а не ФИО1. Документов о том, что потерпевший ФИО2 или иное лицо ФИО1 опознавали или указывали на него, как на лицо, совершившее против него общественно- опасное деяние, в материалах дела не содержится. Из протоколов допросов свидетелей- очевидцев ФИО7 и ФИО8 ( л.д. 34, 44, произведенных 19 и 17 декабря 2020 г. соответственно ), на которые сослался суд, прямо следует, что только от сотрудников полиции свидетели узнали данные лица, причастного к общественно опасному деянию и то, что его зовут ФИО1, при этом при каких обстоятельствах это произошло, опознавали ли они ФИО1, сами ли указывали на него и т.п., в протоколе сведений не приведено, отдельных документов об этом также не представлено. В рапорте сотрудника полиции( датированным задолго до возбуждения уголовного дела- 7.10 2018 г.) о доставлении ФИО1 в полицию, на который ссылается суд как доказательство обоснованности подозрения в причастности ФИО1 к деянию ( л.д. 19), приведены сведения о том, что потерпевший ФИО2 указал на лиц его избивших( два человека), в том числе на ФИО1- одного из причастных к его избиению, но при этом ни в заявлении, ни в объяснении ФИО2, иных процессуальных документах, представленных в суд, об этом каких- либо сведений не содержится. В материале имеются сведения о том, что в 2019 г. ФИО2 умер. Приведенные выше доказательства, свидетельствуют о представлении следствием документов, которые являются процессуально не бесспорными и не подтверждают то, что у следствия имеется обоснованное подозрение в причастности к деянию ФИО1, что ставит под сомнение и убедительность вывода суда об этом.

Мотивируя вывод о необходимости избрания ФИО1 самой строгой меры пресечения, суд согласился с доводами следствия и указал, что, находясь на свободе, ФИО1 может скрыться от предварительного следствия, продолжить совершать преступления, при этом мотивированно пришел к выводу о том, что воспрепятствовать производству по уголовному делу путем сокрытия или уничтожения доказательств он не может, вследствие давности событий, имевших место в 2018 г.

По смыслу закона, в качестве оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть признаны такие фактические обстоятельства, которые свидетельствуют о реальной возможности совершения обвиняемым, подозреваемым действий, указанных в ст. 97 УПК РФ, и невозможности беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства посредством применения в отношении лица иной меры пресечения.

В частности, о том, что лицо может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, на первоначальных этапах производства по уголовному делу могут свидетельствовать тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения наказания в виде лишения свободы на длительный срок либо нарушение лицом ранее избранной в отношении его меры пресечения, не связанной с лишением свободы. О том, что лицо может скрыться, могут свидетельствовать, например, подтвержденные факты продажи принадлежащего ему на праве собственности имущества, финансовые (имущественные) ресурсы, отсутствие у такого лица в Российской Федерации постоянного места жительства, работы, семьи. Вывод суда о том, что лицо может продолжать заниматься преступной деятельностью, может быть сделан с учетом, в частности, совершения им ранее умышленного преступления, судимость за которое не снята и не погашена.

Однако, из материалов, представленных в распоряжение суда, видно, что ФИО1 является лицом не судимым, о чем суд правильно указал в решении, характеризуется положительно и удовлетворительно, имеет семью, постоянное место жительства и место работы на территории Российской Федерации, на его иждивении находятся двое малолетних детей, при этом длительное время ( период с 2019 г. и 2020 г.) содержался под стражей по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 УК РФ, окончательное решение по которому не принято. Данные обстоятельства в совокупности с поведением ФИО1 после 2018 г., а он ни в чем предосудительном замечен не был, опровергают выводы суда о необходимости избрания ФИО1 меры пресечения.

По мнению суда, сторона защиты правильно обращала внимание суда первой инстанции на то обстоятельство, что судом не должны учитываться какие- либо сведения по иному уголовному делу в рамках рассматриваемого ходатайства следствия о мере пресечения, так как указанные уголовные дела не соединены в одно производство, и отсутствует окончательное решение по иному делу, которое бы свидетельствовало о виновности или невиновности лица.

Вместе с тем, в обоснование своих выводов о том, что ФИО1 может скрыться и продолжить совершать преступления, суд прямо сослался на обстоятельства, имевшие место по иному делу( объявление в розыск, обстоятельства предъявленного обвинения и др.), что явно незаконно, не подлежало учету судом при рассмотрении доводов ходатайства.

Доводы защиты о том, что, беря ФИО1 под стражу, следствие принимает во внимание интересы иного уголовного дела, расследуемого в отношении ФИО1 следственным комитетом, заслуживают внимания, так как подтверждены документально, поскольку в обоснование заявленного ходатайства по уголовному делу в отношении потерпевшего ФИО2, следствием представлены документы по иному уголовному делу, которые судом были исследованы и положены в основу принятого решения.

Так, по факту противоправных действий в отношении потерпевшего ФИО2 следствие возбудило уголовное дело 14 декабря 2020 г. ( л.д. 4), но протоколы допросов ФИО1 в качестве подозреваемого, обвиняемого, постановление о привлечении ФИО1 в качестве обвиняемого содержит указание на иной номер уголовного дела() л.д. 26, 32, а документы, начиная с л.д. 70 до л.д. 103 содержат ссылки на номер иного уголовного дела, отличный от приведенных выше. Все указанные разночтения судом оставлены без какой либо оценки и вывода об относимости и допустимости представленных следствием доказательств к рассматриваемому вопросу. Между тем оценка указанным обстоятельствам судом должна была быть дана, так как сторона защиты неоднократно обращала внимание о недопустимости учета судом доказательств, представленных в суд в связи с расследованием другого уголовного дела в отношении ФИО1, которое не соединено в одно производство с рассматриваемым делом, в совокупности с требованиями закона о том, что избрание меры пресечения возможно только в отношении лица подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления.

Доводы защиты о том, что в следственном комитете расследуются одновременно два уголовных дела в отношении ФИО1: одно( рассматриваемое) по ч. 2 ст. 213 УК РФ, другое по ч. 2 ст. 105 УК РФ, которые не соединяются умышленно с учетом длительности сроков расследования и содержания ФИО1 под стражей по делу ч 2 ст. 105 УК РФ подлежали мотивированному разрешению судом, так как были высказаны в суде, но они оценки не получили.

Суд апелляционной инстанции обращает внимание на разумность указания стороны защиты на необоснованность и тенденциозность в действиях следствия, поскольку следствие сочло необходимым выйти с ходатайством об избрании меры пресечения ФИО1 по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ, а по другому делу, где ФИО1 обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч 2 ст. 105 УК РФ, он освобожден из- под стражи. В подтверждение указанного обстоятельства защита ссылается на постановление об отмене постановления об избрании меры пресечения ФИО1 в виде подписки о невыезде и надлежащим поведении, первоначально избранной следователем( л.д. 117). Действительно, содержание постановления свидетельствует о том, что подписка о невыезде, избранная следователем ФИО1, руководителем Тейковского МСО СУ СК РФ по Ивановской области отменена не из-за того, что он ее нарушил, а потому, что планируется его освобождение из СИЗО по иному делу.

Приходя к выводу о необходимости избрания ФИО1 меры пресечения в виде содержания под стражей суд, обосновывая его возможность продолжить совершать преступления и скрыться, ссылался на обстоятельства, связанные с расследованием иного уголовного дела в отношении ФИО1, которые им учитываться не должны были, так как данные дела не соединены в одно производство и виновность ФИО1 в ином преступлении судом не установлена.

Суд апелляционной инстанции обращает внимание и на следующее, факты противоправных действий в отношении потерпевшего ФИО2 имели место в 2018 г, с ходатайством следствие обратилось в декабре 2020 г., но за указанный период времени какого- либо материала, характеризующего ФИО1, следствием представлено суду не было, с чем суд первой инстанции согласился, посчитав указанное правомерным. Суд апелляционной инстанции полагает данное решение суда первой инстанции неправильным, так как с момента совершения действий в отношении потерпевшего лица прошло длительное время - более двух лет, то поведение ФИО1 в указанный период судом должно было быть подвергнуто анализу.

Приведенные выше факты свидетельствует о неочевидности оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и тех обстоятельств, которыми следствие обосновывает необходимости содержания ФИО1 под стражей по уголовному делу, где потерпевшим является ФИО2.

Суд апелляционной инстанции также обращает внимание на следующее.По утверждению стороны защиты ФИО1 должен был быть освобожден из-под стражи по уголовному делу, где он обвиняется по ст. 105 ч. 2 УК РФ, 26 декабря 2020 г., но вместо его освобождения в указанный день, ФИО1, при освобождении из СИЗО фактически был задержан и был доставлен в суд, без составления каких- либо документов об этом со стороны следствия. При этом ФИО1 заявлял о плохом самочувствии в ходе судебного заседания, что было подтверждено документально, но не прекратил участия в судебном заседании при наличии повышенного давления и температуры( л.д. 119-122), что, по мнению суда апелляционной инстанции, свидетельствует о его добросовестном поведении, отсутствии намерений для препятствования нормальному ходу следствия.

Приведенные обстоятельства позволяют прийти к выводу не только об отсутствия должного процессуального оформления статуса ФИО1, но и об отсутствии конкретных доказательств, свидетельствующих о возможности совершения им действий, перечисленных в ст. 97 УПК РФ.

Принимая во внимание изложенное выше, суд не усматривает оснований для избрания ФИО1 меры пресечения, избираемой судом по ходатайству следствия.

Доводы стороны защиты об отводе следователя, неправильной отмене подписки о невыезде и надлежащем поведении ФИО1, иных процессуальных нарушениях, суд апелляционной инстанции полагает необоснованными, так как отвод мотивировано разрешен, что сторона защиты не отрицает, иные процессуальные нарушения, на которые обращает внимания сторона защиты, не могут быть предметом рассмотрения суда при разрешении ходатайства, поданного в порядке ст. 108 УПК РФ, подлежат рассмотрению судом при разрешении дела по существу.

С учетом изложенного выше, постановление суда нельзя признать отвечающим положениям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Приходя к выводу, что судебное решение подлежит отмене в силу ст. 389. 15, ст. 389. 17 УПК РФ, суд апелляционной инстанции в соответствии со ст. 389. 23 УПК РФ считает возможным, не передавая ходатайство следователя на новое судебное разбирательство, принять новое решение об отказе в его удовлетворении.

Жалобы стороны защиты в части отмены судебного решения подлежат удовлетворению.

Руководствуясь ст. 389.13, 389.15, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

Постановил:

Постановление Тейковского районного суда Ивановской области от 26 декабря 2020 года в отношении ФИО1 отменить.

Меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении ФИО1, содержащегося в <данные изъяты>, отменить, освободив его из-под стражи.

В удовлетворении ходатайства старшего следователя Тейковского МСО СУ СК РФ по Ивановской области ФИО3 об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого ФИО1 отказать.

Апелляционные жалобы стороны защиты удовлетворить.

Постановление может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ.

Председательствующий: С.Е. Герасимова

© Павел Нетупский ООО «ПИК-пресс»